рифма

  Вам, конечно, известно явление "рифмы".
  Скажем, строчка окончилась словом "отца",
  И тогда через строчку, слога повторив, мы
  Ставим какое-нибудь: ламцадрица-ца...

(В.Маяковский)



   Словарь разновидностей рифмы
   Поэтический словарь в примерах
   Справочник по стихосложению


   Эволюция русского стиха
   Из истории словарей рифм
  Краткий справочник поэтов
   Тесты по стихосложению
   Тесты по русской поэзии

  Занимательное стихосложение
   Псевдонимы в поэзии
  Цитаты и афоризмы о поэзии
  Литературно-поэтический юмор
  Стихи о поэтах и поэзии
  Это интересно  О рифме

  Экспресс-анализ стихов on-line
  Поэтический календарь
  Словарь популярных рифм
  Рифмы к словам и рифмы к именам
   О рифме и стихосложении в сети

  О сайте и авторе
   Гостевая книга
   Ссылки на литературные сайты
  Обратная связь

Генератор рифм

Нужны ли поэтам словари рифм?

Да, нужны как рабочий инструмент по подбору рифм.

Нужны по необходимости, как «скорая помощь».

Не нужны. Рифмы следует вспоминать самостоятельно.

Рифма (от греч. rhythmós - стройность, соразмерность) — созвучие стихотворных строк, имеющее фоническое, метрическое и композиционное значение. Рифма подчёркивает границу между стихами и объединяет стихи в строфы.
Словарь разновидностей рифмы

Стихосложение
(версификация) — способ организации звукового состава стихотворной речи. Подробнее см. Справочник по стихосложению

Сайт Рифмовед.ру полностью посвящён стихосложению и русской рифме.

Русские поэты: А.П.Сумароков | В.А.Жуковский | Ф.Сологуб | Б.Пастернак | А.Блок |

Рифма к слову «ропща»






Поэтический календарь


Установите наш информер
и сделайте ваш сайт интересней!
Код...






 


Евгений Баратынский
«Эда»

«Чего робеешь ты при мне,
Друг милый мой, малютка Эда?
За что, за что наедине
Тебе страшна моя беседа?
Верь, не коварен я душой;
Там, далеко, в стране родной,
Сестру я добрую имею,
Сестру чудесной красоты;
Я нежно, нежно дружен с нею,
И на нее похожа ты.
Давно... что делать?.. но такая
Уж наша доля полковая!
Давно я, Эда, не видал
Родного счастливого края,
Сестры моей не целовал!
Лицом она, будь сердцем ею;
Мечте моей не измени,
И мне любовию твоею
Ее любовь напомяни!
Мила ты мне. Веселье, муку,
Всё жажду я делить с тобой:
Не уходи, оставь мне руку!
Доверься мне, друг милый мой!»
С улыбкой вкрадчивой и льстивой
Так говорил гусар красивый
Финляндке Эде. Русь была
Ему отчизной. В горы Финна
Его недавно завела
Полков бродячая судьбина.
Суровый край, его красам,
Пугаяся, дивятся взоры;
На горы каменные там
Поверглись каменные горы;
Синея, всходят до небес
Их своенравные громады;
На них шумит сосновый лес;
С них бурно льются водопады;
Там дол очей не веселит;
Гранитной лавой он облит;
Главу одевши в мох печальный,
Огромным сторожем стоит
На нем гранит пирамидальный;
По дряхлым скалам бродит взгляд;
Пришлец исполнен смутной думы:
Не мира ль давнего лежат
Пред ним развалины угрюмы?
В доселе счастливой глуши,
Отца простого дочь простая,
Красой лица, красой души
Блистала Эда молодая.
Прекрасней не было в горах:
Румянец нежный на щеках,
Летучий стан, власы златые
В небрежных кольцах по плечам,
И очи бледно-голубые,
Подобно финским небесам.
День гаснул, скалы позлащая.
Пред хижиной своей одна
Сидела дева молодая,
Лицом спокойна и ясна.
Подсел он скромно к деве скромной,
Завел он кротко с нею речь;
Ее не мыслила пресечь
Она в задумчивости томной,
Внимала слабым сердцем ей,—
Так роза первых вешних дней
Лучам неверным доверяет;
Почуя теплый ветерок,
Его лобзаньям открывает
Благоуханный свой шипок
И не предвидит хлад суровый,
Мертвящий хлад, дохнуть готовый.
В руке гусара моего
Давно рука ее лежала,
В забвенье сладком, у него
Она ее не отнимала.
Он к сердцу бедную прижал;
Взор укоризны, даже гнева
Тогда поднять хотела дева,
Но гнева взор не выражал.
Веселость ясная сияла
В ее младенческих очах,
И наконец в таких словах
Ему финляндка отвечала:
«Ты мной давно уже любим,
Зачем же нет? Ты добродушен,
Всегда заботливо послушен
Малейшим прихотям моим.
Они докучливы бывали;
Меня ты любишь, вижу я:
Душа признательна моя.
Ты мне любезен: не всегда ли
Я угождать тебе спешу?
Я с каждым утром приношу
Тебе цветы; я подарила
Тебе кольцо; всегда была
Твоим весельем весела;
С тобою грустным я грустила.
Что ж? Я и в этом погрешила:
Нам строго, строго не велят
Дружиться с вами. Говорят,
Что вероломны, злобны все вы,
Что вас бежать должны бы девы,
Что как-то губите вы нас,
Что пропадешь, когда полюбишь;
И ты, я думала не раз,
Ты, может быть, меня погубишь».
— «Я твой губитель, Эда? я?
Тогда пускай мне казнь любую
Пошлет Небесный Судия!
Нет, нет! я с тем тебя целую!»
— «На что? зачем? какой мне стыд!»—
Младая дева говорит.
Уж поздно. Встать, бежать готова
С негодованием она.
Но держит он. «Постой! два слова!
Постой! ты взорами сурова,
Ужель ты мной оскорблена?
О нет, останься: миг забвенья,
Минуту шалости прости!»
— «Я не сержуся; но пусти!»
— «Твой взор исполнен оскорбленья,
И ты лицом не можешь лгать:
Позволь, позволь для примиренья
Тебя еще поцеловать».
—«Оставь меня!»

«Мой друг прекрасный!
И за ребяческую блажь
Ты неизвестности ужасной
Меня безжалостно предашь!
И не поймешь мое страданье!
И такова любовь твоя!
Друг милый мой, одно лобзанье,
Одно, иль ей не верю я!»

И дева бедная вздохнула,
И милый лик свой, до того
Отвороченный от него,
К нему тихонько обернула.

Как он самим собой владел!
С какою медленностью томной,
И между тем как будто скромной,
Напечатлеть он ей умел
Свой поцелуй! Какое чувство
Ей в грудь младую влил он им!
И лобызанием таким
Владеет хладное искусство!
Ах, Эда, Эда! Для чего
Такое долгое мгновенье
Во влажном пламени его
Лила ты страстное забвенье?
Теперь, полна в душе своей
Желанья смутного заботой,
Ты освежительной дремотой
Уж не сомкнешь своих очей;
Слетят на ложе сновиденья,
Тебе безвестные досель,
И долго жаркая постель
Тебе не даст успокоенья.
На камнях розовых твоих
Весна игриво засветлела,
И ярко-зелен мох на них,
И птичка весело запела,
И по гранитному одру
Светло бежит ручей сребристый,
И лес прохладою душистой
С востока веет поутру;
Там за горою дол таится,
Уже цветы пестреют там;
Уже черемух фимиам
Там в чистом воздухе струится:
Своею негою страшна
Тебе волшебная весна.
Не слушай птички сладкогласной!
От сна восставшая, с крыльца
К прохладе утренней лица
Не обращай, и в дол прекрасный
Не приходи, а сверх всего —
Беги гусара твоего!

Уже пустыня сном объята;
Встал ясный месяц над горой,
Сливая свет багряный свой
С последним пурпуром заката;
Двойная, трепетная тень
От черных сосен возлегает,
И ночь прозрачная сменяет
Погасший неприметно день.
Уж поздно. Дева молодая,
Жарка ланитами, встает
И молча, глаз не подымая,
В свой угол медленно идет.

Была беспечна, весела
Когда-то добренькая Эда;
Одною Эдой и жила
Когда-то девичья беседа;
Она приветно и светло
Когда-то всем глядела в очи,—
Что ж изменить ее могло?
Что ж это утро облекло,
И так внезапно, в сумрак ночи?
Она рассеянна, грустна;
В беседах вовсе не слышна;
Как прежде, ясного привета
Ни для кого во взорах нет;
Вопросы долго ждут ответа,
И часто странен сей ответ;
То жарки щеки, то бесцветны,
И, тайной горести плоды,
Нередко свежие следы
Горючих слез на них заметны.

Бывало, слишком зашалит
Неосторожный постоялец,—
Она к устам приставит палец,
Ему с улыбкой им грозит.
Когда же ей он подарит
Какой-нибудь наряд дешевый,
Финляндка дивной ей обновой
Похвастать к матери бежит,
Меж тем его благодарит
Веселым книксом. Шаловливо
На друга сонного порой
Плеснет холодною водой
И убегает, торопливо,
И долго слышен громкий смех.
Ее трудов, ее утех
Всегда в товарищи малюткой
Бывал он призван с милой шуткой.
Взойдет ли утро, ночи ль тень
На усыпленны холмы ляжет,
Ему красотка «добрый день»
И «добру ночь» приветно скажет.

Где время то? При нем она
Какой-то робостию ныне
В своих движеньях смущена;
Веселых шуток и в помине
Уж нет; незначащих речей
С ним даже дева не заводит,
Как будто стал он недруг ей;
Зато порой с его очей
Очей задумчивых не сводит,
Зато порой наедине
К груди гусара вся в огне
Бедняжка грудью припадает,
И, страсти гибельной полна,
Сама уста свои она
К его лобзаньям обращает;
А в ночь бессонную, одна,
Одна с раскаяньем напрасным,
Сама волнением ужасным
Души своей устрашена,
Уныло шепчет: «Что со мною?
Мне с каждым днем грустней, грустней;
Ах, где ты, мир души моей!
Куда пойду я за тобою!»
И слезы детские у ней
Невольно льются из очей.

Она была не без надзора.
Отец ее, крутой старик,
Отчасти в сердце к ней проник.
Он подозрительного взора
С несчастной девы не сводил;
За нею следом он бродил,
И подсмотрел ли что такое,
Но только молодой шалун
Раз видел, слышал, как ворчун
Взад и вперед в своем покое
Ходил сердито; как потом
Ударил сильно кулаком
Он по столу и Эде бедной,
Пред ним трепещущей и бледной,
Сказал решительно: «Поверь,
Несдобровать тебе с гусаром!
Вы за углами с ним недаром
Всегда встречаетесь. Теперь
Ты рада слушать негодяя,
Худому выучит. Беда
Падет на дуру. Мне тогда
Забота будет небольшая:
Кто мой обычай ни порочь,
А потаскушка мне не дочь».
Тихонько слезы отирая
У грустной Эды: «Что ворчать?—
Сказала с кротостию мать.—
У нас смиренная такая
До сей поры была она.
И в чем теперь ее вина?
Грешишь, бедняжку обижая».
— «Да,— молвил он,— ласкай ее,
А я сказал уже свое».

День после, в комнатке своей,
Уже вечернею порою,
Одна, с привычною тоскою,
Сидела Эда. Перед ней
Святая Библия лежала.
На длань склоненная челом,
Она рассеянным перстом
Рассеянно перебирала
Ее измятые листы
И в дни сердечной чистоты
Невольной думой улетала.
Взошел он с пасмурным лицом,
В молчаньи сел, в молчаньи руки
Сжал на груди своей крестом;
Примету скрытой, тяжкой муки
В нем всё являло. Наконец:
«Долг от меня,— сказал хитрец,—
С тобою требует разлуки.
Теперь услышать милый глас,
Увидеть милые мне очи
Я прихожу в последний раз;
Покроет землю сумрак ночи
И навсегда разлучит нас.
Виною твой отец суровый,
Его укоры слышал я;
Нет, нет, тебе любовь моя
Не нанесет печали новой!
Прости!» Чуть дышуща, бледна,
Гусара слушала она.
«Что говоришь? Возможно ль? Ныне?
И навсегда, любезный мой!..»
— «Бегу отселе; но душой
Останусь в милой мне пустыне.
С тобою видеть я любил
Потоки те же, те же горы;
К тому же небу возводил
С небесной радостию взоры;
С тобой в разлуке свету дня
Уже не радовать меня!
Я волю дал любви несчастной
И погубил, доверясь ей,
За миг летящий, миг прекрасный
Всю красоту грядущих дней.
Но слушай! Срок остался краткой;
Пугаяся ревнивых глаз,
Везде преследующих нас,
Доселе мельком и украдкой
Видались мы; моей мольбой
Не оскорбись. На расставанье
Позволь, позволь иметь с тобой
Мне безмятежное свиданье!
Лишь мраки ночи низойдут,
И сном глубоким до денницы
Отяжелелые зеницы
Твои домашние сомкнут,
Приду я к тихому приюту
Моей любезной,— о, покинь
Девичий страх и на минуту
Затвор досадный отодвинь!
Прильну в безмолвии печальном
К твоим устам, о жизнь моя,
И в лобызании прощальном
Тебе оставлю душу я».

Прискорбно дева поглядела
На обольстителя; не смела,
Сама не зная почему,
Она довериться ему:
Бедою что-то ей грозило;
Какой-то страх в нее проник;
Ей смутно сердце говорило,
Что не был прост его язык.
Святая книга, как сначала,
Еще лежавшая пред ней,
Ей долг ее напоминала.
Ко груди трепетной своей
Прижав ее: «Нет, нет,— сказала,—
Зачем со злобою такой
Играть моею простотой?
Иль мало было прегрешений?
Еще ль, еще ль охотный слух
Склоню на голос искушений?
Оставь меня, лукавый дух!
Оставь, без новых угрызений».

Но вправду враг ему едва ль
Не помогал,— с такою силой
Излил он ропот свой, печаль
Столь горько выразил, что жаль
Гусара стало деве милой;
И слезы падали у ней
В тяжелых каплях из очей.
И в то же время то моленья,
То пени расточал хитрец.
«Что медлишь? Дороги мгновенья!—
К ней приступил он наконец.—
Дай слово!»— «Всей душой тоскуя,
Какое слово дать могу я,—
Сказала,— сжалься надо мной!
Владею ль я сама собой!
И что я знаю!» Пылко, живо
Тут к сердцу он ее прижал.
«Я буду, жди меня!»— сказал.
Сказал и скрылся торопливо.

Уже и холмы и поля
Покрыты мраками густыми.
Смиренный ужин разделя
С неприхотливыми родными,
Вошла девица в угол свой;
На дверь задумчиво взглянула:
«Поверь, опасен гость ночной!»—
Ей совесть робкая шепнула,
И дверь ее заложена.
В бумажки мягкие она
Златые кудри завернула,
Снять поспешила как-нибудь
Дня одеяния неловки,
Тяжелодышащую грудь
Освободила от шнуровки,
Легла и думала заснуть.
Уж поздно, полночь; но ресницы
Сон не смыкает у девицы:
«Стучаться будет он теперь.
Зачем задвинула я дверь?
Я своенравна в самом деле.
Пущу его: ведь миг со мной
Пробудет здесь любезный мой,
Потом навек уйдет отселе».
Так мнит уж девица, и вот
С одра тихохонько встает,
Ко двери с трепетом подходит
И вот задвижки роковой
Уже касается рукой;
Вот руку медленно отводит,
Вот приближает руку вновь;
Железо двинулось — вся кровь
Застыла в девушке несчастной,
И сердце сжала ей тоска.
Тогда же чуждая рука
Дверь пошатнула: «Друг прекрасный,
Не бойся, Эда, это я!»
И, от смятенья дух тая,
Полна неведомого жара,
Девица бедная моя
Уже в объятиях гусара.

Увы! досталась в эту ночь
Ему желанная победа:
Чувств упоенных превозмочь
Ты не могла, бедняжка Эда!
Заря багрянит свод небес.
Восторг обманчивый исчез;
С ним улетел и призрак счастья;
Открылась бездна нищеты,
Слезами скорби платишь ты
Уже за слезы сладострастья!
Стыдясь пылающего дня,
На крае ложа рокового
Сидишь ты, голову склоня.
Взгляни на друга молодого!
Внимай ему: нет, нет, с тобой
Он не снесет разлуки злой;
Тебе все дни его и ночи;
Отец его не устрашит,
Он подозренья усыпит,
Обманет бдительные очи;
Твой будет он, покуда жив...
Напрасно все; она не внемлет,
Очей на друга не подъемлет,
Уста безмолвные раскрыв,
Потупя в землю взор незрящий;
Ей то же друга разговор,
Что ветр, бессмысленно свистящий
Среди ущелин финских гор.

Недолго, дева красоты,
Предателя чуждалась ты,
Томяся грустью безотрадной!
Ты уступила сердцу вновь:
Простила нежная любовь
Любви коварной и нещадной.

Идет поспешно день за днем.
Гусару дева молодая
Уже покорствует во всем.
За ним она, как лань ручная,
Повсюду ходит. То четой
Приемлет их в полдневный зной
Густая сень дубровы сонной,
То зазовет дремучий бор,
То приглашают гроты гор
В свой сумрак неги благосклонной;
Но чаще сходятся они
В долу соседственном, глубоком.
В густой рябиновой сени
Над быстро льющимся потоком
Они садятся на траву.
Порой любовник в томной лени
Послушной деве на колени
Кладет беспечную главу
И легким сном глаза смыкает.
Дух притаив, она внимает
Дыханью друга своего;
Древесной веткой отвевает
Докучных мошек от него;
Его волнистыми власами
Играет детскими перстами.
Когда ж подымется луна
И дикий край под ней задремлет,
В приют укромный свой она
К себе на одр его приемлет.

Но дева нежная моя
Томится тайною тоскою.
Раз обычайною порою
У вод любимого ручья
Они сидели молчаливо.
Любовник в тихом забытьи
Глядел на светлые струи,
Пред ним бегущие игриво.
Дорогой сорванный цветок
Он как-то бросил в быстрый ток.
Вздохнула дева молодая;
На друга голову склоня.
«Так,— прошептала,— и меня,
Миг полелея, полаская,
Так на погибель бросишь ты!»
Уста незлобной красоты
Улыбкой милой улыбнулись,
Но скорбь взяла-таки свое,
И на ресницах у нее
Невольно слезы навернулись.
Она косынкою своей
Их отерла и, веселей
Глядеть стараяся на друга:
«Прости! Безумная тоска!
Сегодня жизнь моя сладка,
Сегодня я твоя подруга,
И завтра будешь ты со мной,
И день еще, и, статься может,
Я до разлуки роковой
Не доживу, Господь поможет!»

Невинной нежностью не раз
Она любовника смущала
И сожаленье в нем подчас
И угрызенье пробуждала;
Но чаще, чаще он скучал
Ее любовию тоскливой
И миг разлуки призывал
Уж как свободы миг счастливый.
Не тщетно!
Буйный швед опять
Не соблюдает договоров,
Вновь хочет с русским испытать
Неравный жребий бранных споров.
Уж переходят за Кюмень
Передовые ополченья,—
Война, война! Грядущий день —
День рокового разлученья.

Нет слез у девы молодой.
Мертва лицом, мертва душой,
На суету походных сборов
Глядит она: всему конец!
На ней встревоженный хитрец
Остановить не смеет взоров.
Сгустилась ночь. В глубокий сон
Все погрузилося. Унылый,
В последний раз идет он к милой.
Ей утешенья шепчет он,
Ее лобзает он напрасно.
Внимает, чувства лишена;
Дает лобзать себя она,
Но безответно, безучастно!
Мечтанья все бежали прочь.
Они томительную ночь
В безмолвной горести проводят.
Уж в путь зовет сиянье дня,
Уже ретивого коня
Младому воину подводят,
Уж он садится. У дверей
Пустынной хижины своей
Она стоит, мутна очами.
Девица бедная, прости!
Уж по далекому пути
Он поскакал. Уж за холмами
Не виден он твоим очам...
Согнув колена, к небесам
Она сперва воздела руки,
За ним простерла их потом
И в прах поверглася лицом
С глухим стенаньем смертной муки.

Сковал потоки зимний хлад,
И над стремнинами своими
С гранитных гор уже висят
Они горами ледяными.
Из-под одежды снеговой
Кой-где вставая головами,
Скалы чернеют за скалами.
Во мгле волнистой и седой
Исчезло небо. Зашумели,
Завыли зимние метели.
Что с бедной девицей моей?
Потух огонь ее очей;
В ней Эды прежней нет и тени,
Изнемогает в цвете дней;
Но чужды слезы ей и пени.
Как небо зимнее, бледна,
В молчанье грусти безнадежной
Сидит недвижно у окна.
Сидит, и бури вой мятежный
Уныло слушает она,
Мечтая: «Нет со мною друга;
Ты мне постыл, печальный свет!
Конца дождусь ли я иль нет?
Когда, когда сметешь ты, вьюга,
С лица земли мой легкий след?
Когда, когда на сон глубокий
Мне даст могила свой приют
И на нее сугроб высокий,
Бушуя, ветры нанесут?»

Кладбище есть. Теснятся там
К холмам холмы, кресты к крестам,
Однообразные для взгляда;
Их (меж кустами чуть видна,
Из круглых камней сложена)
Обходит низкая ограда.
Лежит уже давно за ней
Могила девицы моей.
И кто теперь ее отыщет,
Кто с нежной грустью навестит?
Кругом всё пусто, всё молчит;
Порою только ветер свищет
И можжевельник шевелит.

Эпилог

Ты покорился, край гранитный,
России мочь изведал ты
И не столкнешь ее пяты,
Хоть дышишь к ней враждою скрытной!
Срок плена вечного настал,
Но слава падшему народу!
Бесстрашно он оборонял
Угрюмых скал своих свободу.
Из-за утесистых громад
На нас летел свинцовый град;
Вкусить не смела краткой неги
Рать, утомленная от ран:
Нож исступленный поселян
Окровавлял ее ночлеги!
И все напрасно! Чудный хлад
Сковал Ботнические воды;
Каким был ужасом объят
Пучины бог седобрадат,
Как изумилися народы,
Когда хребет его льдяной,
Звеня под русскими полками,
Явил внезапною стеной
Их перед шведскими брегами!
И как Стокгольм оцепенел,
Когда над ним, шумя крылами
Орел наш грозный возлетел!
Он в нем узнал орла Полтавы!
Все покорилось. Но не мне,
Певцу, не знающему славы,
Петь славу храбрых на войне.
Питомец муз, питомец боя,
Тебе, Давыдов1, петь ее.
Венком певца, венком героя
Чело украшено твое.
Ты видел финские граниты,
Бесстрашных кровию омыты;
По ним водил ты их строи.
Ударь же в струны позабыты
И вспомни подвиги твои!


Справочник по стихосложению >> скачать



Экспресс-анализ стихотворения


Cтихотворение состоит из 23-х строф (всего 655 строк)
Размер: четырёхстопный ямб
Стопа: двухсложная с ударением на 2-м слоге ()
------------------------------------------------------------------------
1-я cтрофа - 126 строк, многоостишие.
Рифмы: мне-Эда-наедине-беседа
              душой-родной-имею-красоты
              нею-ты-такая-полковая
              видал-края-целовал-ею
              измени-твоею-напомяни-муку
              тобой-руку-мой-льстивой
              красивый-была-Финна-завела
              судьбина-красам-взоры-там
              горы-небес-громады-лес
              водопады-веселит-облит-печальный
              стоит-пирамидальный-взгляд-думы
              лежат-угрюмы-глуши-простая
              души-молодая-горах-щеках
              златые-плечам-голубые-небесам
              позлащая-одна-молодая-ясна
              скромной-речь-пресечь-томной
              ей-дней-доверяет-ветерок
              открывает-шипок-суровый-готовый
              моего-лежала-него-отнимала
              прижал-гнева-дева-выражал
              сияла-очах-словах-отвечала
              любим-добродушен-послушен-моим
              бывали-я-моя-всегда_ли
              спешу-приношу-подарила-была
              весела-грустила-погрешила-велят
              Говорят-вы-девы-нас
              полюбишь-раз-погубишь-я
              любую-Судия-целую-стыд
              говорит-готова-она-слова
              сурова-оскорблена-забвенья-прости
              пусти-оскорбленья-лгать-примиренья
              поцеловать-меня.

Рифмовка: смешанная

2-я cтрофа - 8 строк, восьмистишие.
Рифмы: прекрасный-блажь-ужасной-предашь
              страданье-твоя-лобзанье-я.

Рифмовка: ABAB CDCD

3-я cтрофа - 4 строки, четверостишие.
Рифмы: вздохнула-того-него-обернула.
Рифмовка: ABBA - охватная (опоясывающая)

4-я cтрофа - 40 строк, многоостишие.
Рифмы: владел-томной-скромной-умел
              чувство-им-таким-искусство
              чего-мгновенье-его-забвенье
              своей-заботой-дремотой-очей
              сновиденья-досель-постель-успокоенья
              твоих-засветлела-них-запела
              одру-сребристый-душистой-поутру
              таится-там-фимиам-струится
              страшна-весна-сладкогласной-крыльца
              лица-прекрасный-всего-твоего.

Рифмовка: смешанная

5-я cтрофа - 12 строк , многоостишие.
Рифмы: объята-горой-свой-заката
              тень-возлегает-сменяет-день
              молодая-встает-подымая-идет.

Рифмовка: ABBA CDDC EDEF

6-я cтрофа - 19 строк, многоостишие.
Рифмы: весела-Эда-жила-беседа
              светло-очи-могло-облекло
              ночи-грустна-слышна-привета
              нет-ответа-ответ-бесцветны
              плоды-следы-заметны.

Рифмовка: смешанная

7-я cтрофа - 21 строка, многоостишие.
Рифмы: зашалит-постоялец-палец-грозит
              подарит-дешевый-обновой-бежит
              благодарит-Шаловливо-порой-водой
              торопливо-смех-утех-малюткой
              шуткой-тень-ляжет-день
              скажет.

Рифмовка: смешанная

8-я cтрофа - 25 строк, многоостишие.
Рифмы: она-ныне-смущена-помине
              речей-заводит-ей-очей
              сводит-наедине-огне-припадает
              полна-она-обращает-одна
              напрасным-ужасным-устрашена-мною
              грустней-моей-тобою-ней
              очей.

Рифмовка: смешанная

9-я cтрофа - 33 строки, многоостишие.
Рифмы: надзора-старик-проник-взора
              сводил-бродил-такое-шалун
              ворчун-покое-потом-кулаком
              бедной-бледной-Поверь-гусаром
              недаром-Теперь-негодяя-Беда
              тогда-небольшая-порочь-дочь
              отирая-ворчать-мать-такая
              она-вина-обижая-ее
              свое.

Рифмовка: смешанная

10-я cтрофа - 63 строки, многоостишие.
Рифмы: своей-порою-тоскою-ней
              лежала-челом-перстом-перебирала
              листы-чистоты-улетала-лицом
              руки-крестом-муки-Наконец
              хитрец-разлуки-глас-очи
              раз-ночи-нас-суровый
              я-моя-новой-бледна
              она-Ныне-мой-душой
              пустыне-любил-горы-возводил
              взоры-дня-меня-несчастной
              ей-прекрасный-дней-краткой
              глаз-нас-украдкой-мольбой
              расставанье-тобой-свиданье-низойдут
              денницы-зеницы-сомкнут-приюту
              покинь-минуту-отодвинь-печальном
              моя-прощальном-я.

Рифмовка: смешанная

11-я cтрофа - 20 строк, многоостишие.
Рифмы: поглядела-смела-почему-ему
              грозило-проник-говорило-язык
              сначала-ней-напоминала-своей
              сказала-такой-простотой-прегрешений
              слух-искушений-дух-угрызений.

Рифмовка: смешанная

12-я cтрофа - 19 строк, многоостишие.
Рифмы: ль-силой-печаль-жаль
              милой-ней-очей-моленья
              хитрец-мгновенья-наконец-тоскуя
              я-мной-собой-живо
              прижал-сказал-торопливо.

Рифмовка: смешанная

13-я cтрофа - 41 строка, многоостишие.
Рифмы: поля-густыми-разделя-родными
              свой-взглянула-ночной-шепнула
              заложена-она-завернула-нибудь
              неловки-грудь-шнуровки-заснуть
              ресницы-девицы-теперь-дверь
              деле-мной-мой-отселе
              вот-встает-подходит-роковой
              рукой-отводит-вновь-кровь
              несчастной-тоска-рука-прекрасный
              я-тая-жара-моя
              гусара.

Рифмовка: смешанная

14-я cтрофа - 28 строк, многоостишие.
Рифмы: ночь-победа-превозмочь-Эда
              небес-исчез-счастья-нищеты
              ты-сладострастья-дня-рокового
              склоня-молодого-тобой-злой
              ночи-устрашит-усыпит-очи
              жив-внемлет-подъемлет-раскрыв
              незрящий-разговор-свистящий-гор.

Рифмовка: смешанная

15-я cтрофа - 6 строк, шестистишие.
Рифмы: красоты-ты-безотрадной-вновь-любовь-нещадной.
Рифмовка: AABCCB

16-я cтрофа - 29 строк, многоостишие.
Рифмы: днем-молодая-всем-ручная
              четой-зной-сонной-бор
              гор-благосклонной-они-глубоком
              сени-потоком-траву-лени
              колени-главу-смыкает-внимает
              своего-отвевает-него-власами
              перстами-луна-задремлет-она
              приемлет.

Рифмовка: смешанная

17-я cтрофа - 30 строк, многоостишие.
Рифмы: моя-тоскою-порою-ручья
              молчаливо-забытьи-струи-игриво
              цветок-ток-молодая-склоня
              меня-полаская-ты-красоты
              улыбнулись-свое-нее-навернулись
              своей-веселей-друга-тоска
              сладка-подруга-мной-может
              роковой-поможет.

Рифмовка: смешанная

18-я cтрофа - 17 строк, многоостишие.
Рифмы: раз-смущала-подчас-пробуждала
              скучал-тоскливой-призывал-счастливый
              тщетно-опять-договоров-испытать
              споров-Кюмень-ополченья-день
              разлученья.

Рифмовка: смешанная

19-я cтрофа - 32 строки, многоостишие.
Рифмы: молодой-душой-сборов-конец
              хитрец-взоров-сон-Унылый
              милой-он-напрасно-лишена
              она-безучастно-прочь-ночь
              проводят-дня-коня-подводят
              дверей-своей-очами-прости
              пути-холмами-очам-небесам
              руки-потом-лицом-муки.

Рифмовка: смешанная

20-я cтрофа - 29 строк, многоостишие.
Рифмы: хлад-своими-висят-ледяными
              снеговой-головами-скалами-седой
              Зашумели-метели-моей-очей
              тени-дней-пени-бледна
              безнадежной-окна-мятежный-она
              друга-свет-нет-вьюга
              след-глубокий-приют-высокий
              нанесут.

Рифмовка: смешанная

21-я cтрофа - 13 строк , многоостишие.
Рифмы: там-крестам-взгляда-видна
              сложена-ограда-ней-моей
              отыщет-навестит-молчит-свищет
              шевелит.

Рифмовка: AABC CBDD EFFE F

22-я cтрофа - 1 строка, одностишие.
Рифмы: нет.


23-я cтрофа - 39 строк, многоостишие.
Рифмы: гранитный-ты-пяты-скрытной
              настал-народу-оборонял-свободу
              громад-град-неги-ран
              поселян-ночлеги-хлад-воды
              объят-седобрадат-народы-льдяной
              полками-стеной-брегами-оцепенел
              крылами-возлетел-Полтавы-мне
              славы-войне-боя-ее
              героя-твое-граниты-омыты
              строи-позабыты-твои.

Рифмовка: смешанная
------------------------------------------------------------------------
Кол-во слов в стихах: 2782

Анализ стихотворения сделан программой в реальном времени


Проанализировать другое стихотворение

Генератор рифм    Рифмы онлайн    Рифмы к именам




Строфа

Строфа - это объединение двух или нескольких строк стихотворения,  имеющих интонационное сходство или общую систему рифм, и регулярно или периодически повторяющееся в стихотворении. Большинство стихотворений делятся на строфы и  т.о. являются строфическими. Если разделения на строфы нет, такие стихи принято называть астрофическими. Самая популярная строфа в русской поэзии - четверостишие (катрен, 4 строки). Широко употребимыми строфами также являются: двустишие (дистих), трёхстишие (терцет), пятистишие, шестистишие (секстина), восьмистишие (октава) и др. Больше о строфах



Стихотворная стопа

Стопа - это единица длины стиха, состоящая из повторяющейся последовательности ударного и безударных слогов.
Двухсложные стопы состоят из двух слогов:
хорей (ударный и безударный слог), ямб (безударный и ударный слог) - самая распостранённая стопа в русской поэзии.
Трёхсложные стопы - последовательность из 3-х слогов:
дактиль (ударный слог первый из трёх), амфибрахий (ударный слог второй из трёх), анапест (ударный слог третий).
Четырёхсложная стопа - пеон - четыре слога, где ударный слог может регулярно повторяться на месте любого из четырёх слогов: первый пеон - пеон с ударением на первом слоге, второй пеон - с ударением на втором слоге и так далее.
Пятисложная стопа состоит из пяти слогов: пентон - ударный слог третий из пяти.
Больше о стопах



Размер стихотворения

Размер - это способ звуковой организации стиха; порядок чередования ударных и безударных слогов в стопе стихотворения. Размер стихотворения повторяет название стопы и указывает на кол-во стоп в строке. Любая стопа может повторяться в строке несколько раз (от одного до восьми, и более). Кол-во повторов стопы и определяет полный размер стиха, например: одностопный пентон, двухстопный пеон, трехстопный анапест, четырёхстопный ямб, пятистопный дактиль, шестистопный хорей и т.д. Больше о размерах


Рифма

Рифма - это звуковой повтор, традиционно используемый в поэзии и, как правило, расположенный и ожидаемый на концах строк в стихах. Рифма скрепляет собой строки и вызывает ощущение звуковой гармонии и смысловой законченности определённых частей стихотворения. Рифмы помогают ритмическому восприятию строк и строф, выполняют запоминательную функцию в стихах и усиливают воздействие поэзии как искусства благодаря изысканному благозвучию слов. Больше о рифмах


Рифмовка

Рифмовка - это порядок чередования рифм в стихах. Основные способы рифмовки: смежная рифмовка (рифмуются соседние строки: AA ВВ СС DD), перекрёстная рифмовка (строки рифмуются через одну: ABAB), кольцевая или опоясывающая рифмовка (строки рифмуются между собой через две другие строки со смежной рифмовкой: ABBA), холостая (частичная рифмовка в четверостишии с отсутствием рифмы между первой и третьей строкой: АBCB), гиперхолостая рифмовка (в четверостишии рифма есть только к первой строке, а ожидаемая рифма между второй и четвёртой строкой отсутствует: ABAC, ABCA, AABC), смешанная или вольная рифмовка (рифмовка в сложных строфах с различными комбинациями рифмованных строк). Больше о рифмовке


Другие стихи Евгения Баратынского:
Е.Баратынский «Череп», Е.Баратынский «Взгляните: свежестью младой...», Е.Баратынский «Весна, весна! как воздух чист...», Е.Баратынский «Две доли», Е.Баратынский «Безнадежность», Е.Баратынский «Лета», Е.Баратынский «Невесте», Е.Баратынский «Уверение», Е.Баратынский «Мудрецу», Е.Баратынский «К Кюхельбекеру», Е.Баратынский «Любовь и дружба», Е.Баратынский «Последняя смерть», Е.Баратынский «Слыхал я, добрые друзья...», Е.Баратынский «К Креницыну», Е.Баратынский «Финским красавицам», Е.Баратынский «Оправдание», Е.Баратынский «На посев леса», Е.Баратынский «Лутковскому», Е.Баратынский «Были бури, непогоды...», Е.Баратынский «А.А. Фуксовой», Е.Баратынский «Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам...», Е.Баратынский «Весна», Е.Баратынский «Признание», Е.Баратынский «В своих стихах он скукой дышит...», Е.Баратынский «Дорога жизни», Е.Баратынский «Князю Петру Андреевичу Вяземскому», Е.Баратынский «Последний поэт», Е.Баратынский «Сначала мысль, воплощена...», Е.Баратынский «Смерть», Е.Баратынский «Осень», Е.Баратынский «Когда неопытен я был...», Е.Баратынский «Мой дар убог, и голос мой не громок...», Е.Баратынский «В альбом», Е.Баратынский «Здравствуй, отрок сладкогласный...», Е.Баратынский «Есть милая страна, есть угол на земле...», Е.Баратынский «Элегия», Е.Баратынский «К Алине», Е.Баратынский «Водопад», Е.Баратынский «Падение листьев», Е.Баратынский «Приятель строгий, ты не прав...», Е.Баратынский «Когда твой голос, о поэт...», Е.Баратынский «Истина», Е.Баратынский «Авроре Ш[ернваль]», Е.Баратынский «Коттерие», Е.Баратынский «Есть грот: наяда там в полдневные часы...», Е.Баратынский «Запустение», Е.Баратынский «Болящий дух врачует песнопенье...», Е.Баратынский «Увы! Творец не первых сил...», Е.Баратынский «Живи смелей, товарищ мой...», Е.Баратынский «Толпе тревожный день приветен, но страшна...», Е.Баратынский «Старательно мы наблюдаем свет...», Е.Баратынский «В глуши лесов счастлив один...», Е.Баратынский «Дельвигу», Е.Баратынский «Рука с рукой Веселье, Горе...», Е.Баратынский «Размолвка», Е.Баратынский «Эда», Е.Баратынский «Мила, как грация, скромна...», Е.Баратынский «Разуверение», Е.Баратынский «Всё мысль да мысль! Художник бедный слова...», Е.Баратынский «Мне с упоением заметным...», Е.Баратынский «Благословен святое возвестивший...», Е.Баратынский «Вот верный список впечатлений...», Е.Баратынский «Ты был ли, гордый Рим, земли самовластитель...», Е.Баратынский «Д. Давыдову», Е.Баратынский «Рифма», Е.Баратынский «Один, и пасмурный душою...», Е.Баратынский «Молитва», Е.Баратынский «Предрассудок! он обломок...», Е.Баратынский «Итак, мой милый, не шутя...», Е.Баратынский «Дельвигу», Е.Баратынский «В дни безграничных увлечений...», Е.Баратынский «К чему невольнику мечтания свободы...», Е.Баратынский «Я безрассуден — и не диво...», Е.Баратынский «Подражание Лафару», Е.Баратынский «К[нягине] 3.А. Волконской», Е.Баратынский «Поцелуй», Е.Баратынский «Цветок», Е.Баратынский «Небо Италии, небо Торквата...», Е.Баратынский «Филида с каждою зимою...», Е.Баратынский «Своенравное прозванье...», Е.Баратынский «Завыла буря; хлябь морская...», Е.Баратынский «Прощай, отчизна непогоды...», Е.Баратынский «Г[неди]чу», Е.Баратынский «Эпиграмма/2», Е.Баратынский «Старик», Е.Баратынский «Эпиграмма/3», Е.Баратынский «Что за звуки? Мимоходом...», Е.Баратынский «Когда, дитя и страсти и сомненья...», Е.Баратынский «Еще, как патриарх, не древен я; моей...», Е.Баратынский «Ожидание», Е.Баратынский «Алкивиад», Е.Баратынский «Приметы», Е.Баратынский «Где сладкий шепот...», Е.Баратынский «Идиллик новый на искус...», Е.Баратынский «Хотя ты малый молодой...», Е.Баратынский «Ропот», Е.Баратынский «К[рыло]ву», Е.Баратынский «Эпиграмма/4», Е.Баратынский «Любовь», Е.Баратынский «Всегда и в пурпуре и в злате...»,

Анализ стихов других авторов:
А.Барто «Бычок», А.Блок «Девушка пела в церковном хоре», А.И.Одоевский «Я разлучился с колыбели...», А.Навроцкий «Утес Cтеньки Разина», А.Н.Радищев «Час преблаженный...», А.П.Сумароков «Эпитафия/9», А.Полежаев «Зачем задумчивых очей...», А.С.Грибоедов «Прости, Отечество!», А.С.Пушкин «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...», А.Твардовский «Армейский сапожник», А.Жемчужников «Думы оптимиста», А.Кольцов «Косарь», А.Н.Апухтин «Сухие, редкие, нечаянные встречи...», А.Плещеев «Ночь тиха... Едва колышет...», А.Сурков «Бьется в тесной печурке огонь...», А.Толстой «Алеша Попович», А.Ф.Мерзляков «Среди долины ровныя...», А.Хомяков «Новград», А.Белый «Тело стихий», А.Вознесенский «Почему два великих поэта...», А.Дементьев «Гороскоп», А.Ахматова «Заплаканная осень, как вдова...», А.Бунина «На разлуку», А.Д.Кантемир «О жизни спокойной», А.Дельвиг «Любовь», А.Григорьев «Артисткке», А.Майков «Под дождем», А.Голенищев-Кутузов «В четырех стенах», А.Фет «Это утро, радость эта...», Б.Ахмадулина «Опять в природе перемена...», Б.Лившиц «Закат у дворцового моста», Б.Пастернак «Как бронзовой золой жаровень...», Б.Слуцкий «Поэты 'Правды' и 'Звезды'», Б.Чичибабин «Приготовление борща», Б.Окуджава «А мы с тобой, брат, из пехоты...», В.Брюсов «Хорошо одному у окна...», В.А.Жуковский «Явление поэзии в виде Лалла Рук», В.Капнист «Спокойствие праведного», В.К.Тредиаковский «Я уж ныне не люблю, как похвальбу красну...», В.Курочкин «Бедовый критик», В.Лебедев-Кумач «Ах, сам я не верил...», В.Хлебников «Азия», В.Тушнова «А знаешь, все еще будет!..», В.Кюхельбекер «Жизнь», В.Бенедиктов «Молитва», В.Высоцкий «Баллада о гипсе», В.Жемчужников «Разочарование», В.Костров «В берёзовой серебряной купели...», В.Маяковский «Военно-морская любовь», В.Раевский «Идиллия»,

Избранные поэты:
Агния Барто, Александр Блок, Александр Иванович Одоевский, Александр Навроцкий, Александр Николаевич Радищев, Александр Петрович Сумароков, Александр Полежаев, Александр Сергеевич Грибоедов, Александр Сергеевич Пушкин, Александр Твардовский, Алексей Жемчужников, Алексей Кольцов, Алексей Николаевич Апухтин, Алексей Плещеев, Алексей Сурков, Алексей Толстой, Алексей Федорович Мерзляков, Алексей Хомяков, Андрей Белый, Андрей Вознесенский, Андрей Дементьев, Анна Ахматова, Анна Бунина, Антиох Дмитриевич Кантемир, Антон Дельвиг, Аполлон Григорьев, Аполлон Майков, Арсений Голенищев-Кутузов, Афанасий Фет, Белла Ахмадулина, Бенедикт Лившиц, Борис Пастернак, Борис Слуцкий, Борис Чичибабин, Булат Окуджава, Валерий Брюсов, Василий Андреевич Жуковский, Василий Капнист, Василий Кириллович Тредиаковский, Василий Курочкин, Василий Лебедев-Кумач, Велимир Хлебников, Вероника Тушнова, Вильгельм Кюхельбекер, Владимир Бенедиктов, Владимир Высоцкий, Владимир Жемчужников, Владимир Костров, Владимир Маяковский, Владимир Раевский, Владимир Соловьёв, Владислав Ходасевич, Гавриил Державин, Георгий Адамович, Георгий Иванов, Георгий Шенгели, Григорий Поженян, Давид Самойлов, Даниил Хармс, Демьян Бедный, Денис Давыдов, Дмитрий Мережковский, Дмитрий Минаев, Евгений Баратынский, Евгений Долматовский, Евгений Евтушенко, Евгений Забелин, Евдокия Ростопчина, Зинаида Гиппиус, Иван Аксёнов, Иван Андреевич Крылов, Иван Бунин, Иван Иванович Хемницер, Иван Мятлев, Иван Никитин, Иван Сергеевич Аксаков, Иван Сергеевич Тургенев, Иван Суриков, Иван Франко, Игорь Северянин, Илья Резник, Илья Сельвинский, Илья Френкель, Илья Эренбург, Иннокентий Фёдорович Анненский, Иосиф Бродский, Иосиф Уткин, Ипполит Федорович Богданович, Козьма Прутков, Кондратий Федорович Рылеев, Константин Батюшков, Константин Ваншенкин, Константин Дмитриевич Бальмонт, Константин Симонов, Константин Случевский, Корней Чуковский, Лев Александрович Мей, Лев Иванович Ошанин, Леонид Мартынов, Леся Украинка, Максимилиан Волошин, Маргарита Алигер, Маргарита Иосифовна Алигер, Марина Цветаева, Михаил Алексеевич Кузмин, Михаил Васильевич Ломоносов, Михаил Дмитриев, Михаил Исаковский, Михаил Матвеевич Херасков, Михаил Светлов, Михаил Юрьевич Лермонтов, Нестор Васильевич Кукольник, Николай Александрович Львов, Николай Алексеевич Заболоцкий, Николай Алексеевич Некрасов, Николай Глазков, Николай Гнедич, Николай Гумилев, Николай Добронравов, Николай Доризо, Николай Карамзин, Николай Клюев, Николай Огарев, Николай Рубцов, Николай Ушаков, Николай Языков, Ольга Берггольц, Осип Мандельштам, Павел Антокольский, Петр Андреевич Вяземский, Пётр Ершов, Расул Гамзатов, Римма Казакова, Роберт Рождественский, Самуил Яковлевич Маршак, Саша Черный, Семен Кирсанов, Семён Кирсанов, Семён Надсон, Сергей Александрович Есенин, Сергей Михалков, Тарас Григорьевич Шевченко, Фазиль Искандер, Федор Иванович Тютчев, Федор Сологуб, Фёдор Николаевич Глинка, Эдуард Асадов, Эдуард Багрицкий, Юлия Друнина, Юнна Мориц, Юргис Балтрушайтис, Юрий Александрович Нелединский-Мелецкий, Яков Полонский, Янка Купала, Ярослав Смеляков,


А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я рифмы к словам


     Рифмовник.ру     Стихи Пушкина     Генератор рифм «Большой крокодил»     Стихи.ру     Ты-поэт.ру